PsychOlga.ru - сайт о психологах и для психологов. Методики, полезные материалы, рисунки, блог.
Поиск по сайту:

Этот день в истории

13.11.2005 . Автор: PsychOlga

Сегодня исполнилось 12 лет со дня самого сильного землетрясения, пережитого мной. Сила его составляла 7,2 балла.
Наша семья жила в г. Вилючинске, где все землетрясения ощущаются сильнее, чем в Петропавловске. И если в Питере люди, почувствовав землетрясение, садятся в постели или просто переворачиваются на другой бок, то жители Вилючинска раз в полгода регулярно среди дня или ночи выбегают из своих жилищ, потому что им страшно.


Было 13 ноября 1993 года. Это была суббота, а мы с сестрой учились по 6-дневке. Я училась в 6 классе, Алёна – в 5-м. В этот день мы не пошли в школу – болели. Нам повезло, что мы не попали в этот ужас и панику, которая творилась в школе.
Мы были дома с мамой, а папа находился в Петропавловске – покупал машину.
В 13.18 мы почувствовали первый толчок. Он был довольно ощутимым, но мы не испугались – такое случалось частенько. Как всегда, мы открыли входную дверь и встали в туалет. (Для тех, кто не в курсе: туалет – самое крепкое место в доме). Думали: потрясёт-потрясёт и перестанет. Выбегать на улицу смысла не было: жили на 4 этаже.

Первый толчок утих, мы остались ждать второго. Обычно он бывает через 15 секунд.
И тут началось. Нас колошматило так, что мы едва стояли на ногах, держась за дверной косяк и друг за дружку. Люстры раскачивались, задевая потолок. Из комнат послышался звук падающих вещей. Напртив туалета была кладовка, и мы наблюдали, как рушатся ящики с вещами, стоявшие друг на дружке.
Я уже не помню, было ли мне страшно, но умереть я не боялась – знала, что всё будет хорошо. Но вот мама и Алёна выглядели очень испуганными.
Ужас продолжался около полуминуты. Когда всё закончилось, мы ещё долго стояли на месте, боясь пошевелиться. Потом мы пошли осматривать квартиру.

Молоко, которое мама кипятила на плите, красовалось большим белым пятном на полу. Кастрюля вавялась где-то в углу.
К счастью, ничего крупного не упало и ничего не разбилось. Может, пара кружек и раскололась, но я этого уже не помню. Но помню, как вечером, когда приехала мусорка, люди выносили мешками битую посуду.
Вытерев с пола молоко и расставив по местам упавшие вещи, мы пошли на улицу. Дома оставаться было невыносимо. Выйти на улицу – это самое первое желание, которое возникает после сильного землетрясения.
Но на улице я испытала не меньший шок. Дети сидели на земле и плакали. Позже они рассказывали, что нет более страшного зрелища, чем раскачивающийся дом, на который смотришь со стороны.
Из школы бежали дети все в слезах. Девочки в одних платьицах и в сменке – какая тут может быть верхняя одежда. Позже они возвращались в школу уже с родителями, чтобы забрать пальтишки и сапоги. В ноябре в Вилючинске уже настоящая зима.

В школе была паника. Нас учили, что надо прятаться под парты или становиться к несущей стене. На учениях мы всегда исправно выполняли инструкции. Но когда ситуация стала реальной – естественно, никто под парты не полез. А все побежали прочь из школы.
На лестницах была давка. Дети бежали чуть ли не по головам других детей. Что при этом чувствовали учителя, я не знаю.
К счастью, никто не пострадал. Разве что наш класс, у которого уволилась классная руководительница – наша любимая, замечательная Татьяна Яковлевна. После всего она очень испугалась ответственности за нас. Я её не осуждаю. У неё самой двое детей.

Выйдя на улицу, мы сразу отправились к нашим ближайшим родственникам. Мы всегда делали всё сообща, и неприятности переживали тоже вместе. Когда мы стояли в коридоре, нас снова тряхануло. Толчок был маленький, но ощутимый. Мы поняли, что в дома лучше не возвращаться. Полдня мы просто гуляли по улице.
За весь день мы насчитали около десятка ощутимых толчков, примерно через одинаковые промежутки времени. Правда, к вечеру они участились.
Вечером вернулся папа на новой машине. Весь день ему даже неоткуда было нам позвонить, но он догадывался, какой ужас у нас творился. Чтобы как-то успокоить и развлечь, он посадил нас в машину и повёз кататься. Да и в машине толчки не так сильно чувствуются.
Ночью мы с сестрой никак не желали ложиться спать – ждали продолжения. Но т.к. за день сильно перенервничали и устали, то всё-таки уснули. Воскресенье прошло без приключений
В понедельник школьный день был сорван. Дети просто отказывались идти на занятия. Но на следующий день всё утряслось.

В результате землетрясения никто не пострадал, здания не разрушились. Только некоторым из них были нанесены сильные повреждения.
Наша 9-я школа сдвинулась с фундамента на 5 сантиметров. Между блоками кое-где появились сквозные дыры, в которые с лёгкостью можно было просунуть палец. Некоторые стены держались на одной арматуре, практически на честном слове, и начинали раскачиваться от пинков 11-летних мальчишек. Нам много говорили о том, что наша школа – одно из самых крепких зданий города. Мы сильно в этом засомневались.
Дом культуры “Меридиан” раскололся в высоту двумя трещинами толщиной в руку. Не знаю, были ли эти трещины сквозными, но их скоро замазали, а “Меридиан” покрасили заново. Другие здания в городе не пострадали или пострадали незначительно.

В Петропавловске в этот день было баллов 6. Они даже не знают, какой ужас пережили из соседи через бухту. А я теперь знаю – наши дома крепкие. Если они не развалились от 7 баллов, то не развалятся и от 8. Паники на Камчатке точно не будет – мы люди привыкшие. Мы будем жить.

Этот рассказ я написала для тех, кто интересуется, что же происходит у нас, когда земля уходит из-под ног. А также для тех, кто спрашивает: не боюсь ли я землетрясений. Нет, не боюсь. После того, что я пережила в 11 лет, мне уже ничего не страшно.


Оставить комментарий

Имя

Mail (never published)

Сайт