PsychOlga.ru - сайт о психологах и для психологов. Методики, полезные материалы, рисунки, блог.
Поиск по сайту:

Первосентябрьский пост. Учительница первая моя

01.09.2005 . Автор: PsychOlga

Все дети с теплом и уважением вспоминают свою первую учительницу, а меня при таких воспоминаниях бросает в дрожь. Хорошо, что со временем многое стёрлось, но кое-что и осталось.

Начну с того, что класс у нас был экспериментальный. И я, как умная и способная девочка, в него благополучно попала. Родители были в эйфории, мы – дети – в ужасе, хотя бы от новости, что через полгодика мы будем учиться стоя на массажных ковриках. К счастью, эти эксперименты не успели так далеко зайти.

Мою первую учительницу звали не так, как обычно зовут учительниц, она была не какая-нибудь Марья Ивановна или Ольга Петровна. У нее было ужасное, вычурное, претенциозное имя-отчество – Лилия Георгиевна. Где-то в глубине подсознания я понимала, что от человека с именем Лилия Георгиевна ничего хорошего ждать не стоит, но о том, что всё будет настолько плохо, не догадывались ни я, ни мои родители.

Лилия Георгиевна была пожила, неулыбчива и строга. Она очень хорошо одевалась, соблюдая классический стиль, носила гордо поднятую голову в неизвестно где купленных (в 1989-то году!) шляпках и позиционировала себя как чрезвычайно культурного и образованного человека.

Однако вся образованность вмиг куда-то девалась, стоило кому-то из детей прочитать или посчитать что-то неправильно, или даже просто невнятно произнести слово. Ребенок тут же награждался прозвищами типа “дурак дураком – уши холодные” или “куку, я – чайник”. В адрес не шибко сообразительных детей то и дело отпускались едкие насмешки, дети ставились в углы и подвергались иным разнообразным унижениям.

Мы были запуганы до такой степени, что боялись ответить на вопрос неправильно, чтобы не слушать “интересное” в свой адрес. До сих пор помню случай, как я по этой причине не ответила на вопрос (не потому, что не знала, а потому что боялась), я просто промолчала. И меня она отправила в угол, хотя до меня не ответили полкласса. А я даже маме ничего не рассказала, у меня не было такой привычки.

Или вот ещё был случай. Я шла на урок, Лилия Георгиевна стояла и с кем-то разговаривала. Я решила её не отвлекать и прошла мимо (а вы бы как поступили?). В итоге, когда начался урок, она заставила меня встать и публично оскорбила меня, выставив в самом неприглядном свете перед всем классом за то, что я с ней не поздоровалась. Стыдно мне не было. А вот обидно – да.

По сравнению с этим требование носить в школу только черные и коричневые бантики казалось самым безобидным из ее старческих задвигов. К счастью, ситуация с бантиками благополучно разрешилась, когда моя мама спросила: “Что, даже белый бантик я своему ребенку не могу завязать?”, после чего осмелевшие родители подключились и отвоевали все остальные расцветки.

Слава Богу, до рукоприкладства дело не доходило. Но психологическое насилие над 6-7-летними детьми продолжалось полгода, пока Лилия Георгиевна не ушла на пенсию. После нее пришла средней образованности, зато потрясающих организаторских способностей учительница с вполне человеческим именем – Светлана Ивановна, которая превращала редкие школьные утренники в захватывающие праздники, наполненные конкурсами, инсценировками и сюрпризами. А главное – нас никто не унижал!

***

А перед походом в первый класс на каком-то празднике на площади публично чествовали вот эту самую учительницу, награждали её чем-то (а я гордилась, что буду учиться у самой лучшей учительницы). (((((((((

Опубликовано в газете “Скажи мне…” №17, 30 сентября 2011 года.


Оставить комментарий

Имя

Mail (never published)

Сайт